Иеремия 2:2
В этих двух стихах, удобно разделяющихся на четыре строфы, пророк устанавливает, так сказать, точку отправления для своей далее следующей обличительной проповеди. Здесь именно Иеремия вспоминает хорошее старое время, когда Израиль, при выходе своем из Египта, питал к Иегове такую же глубокую и нежную любовь, какую обыкновенно невеста питает и обнаруживает к своему жениху. Народ Израильский с полным доверием пошел из Египта, по указанно Иеговы (Исход 4:31), в непроходимую пустыню, не боясь никаких предстоящих ему здесь трудностей и лишений. Об этом Иеремия говорит от лица Бога, и потом тотчас же уже сам от себя утверждает, что и Бог с своей стороны награждал Израиля за эту любовь Израиль был в очах Божиих святынею Господа, т. е. посвященною Богу жертвою или вещью или лицом (ср. Исход 19:6) или начатком жатвы, который, по закону, принадлежал Иегове (Исход 23:19). Поэтому то все, бравшие себе эту святыню или начаток Иеговы, навлекали на себя гнев Божий (Левит 22:10, 15). Ясно, что пророк говорит здесь о язычниках, которые действительно, строго карались Иеговою, когда хотели «поглотить Израиля» (Авв 3:14).