Иеремия 1:4
Формула, какая здесь служит введением к далее сообщаемым божественным откровениям, поражает своею простотою, особенно если сравнить ее с тою обстоятельностью, какая в соответствующих этому случаях замечается у пророков Исаии (гл. VI-я) и Иезекииля (гл. 1-я). Объяснение этой чрезвычайной сдержанности в изображении своего призвания можно находить в том, что Иеремия представляет собою переход от древнего пророчества к новому. Древнее пророчество не отрешалось, в принципе, от некоторой связи с мантикою: гигантские могучие натуры, как Илия, Амос, Исаия, Михей, которые, в сознании своего высшего посольства, гонимые Духом Божиим, как смелые бойцы устремлялись в мир, могли быть названы, - конечно, в лучшем и благороднейшем смысле этого слова, - «охваченными» Божественным Духом. Но Иеремия хотя и сознает ясно, что должен идти на борьбу против всех и что он от века предназначен к этому, однако это вечное предназначение действует на него не как decretum absolutum. Он не «охвачен» Божеством, но чувствует себя пред лицом Иеговы личностью, которая имеет свои желания, свои запросы, свои потребности. Происходит как бы борьба между пророком и Иеговою: Иеремия стремится осуществить божественное решение, часто борясь при этом сам с собою, с своими личными симпатиями и антипатиями. Затем Иеремия скептически, рефлектируя относится к тому, что для древних пророков составляло, можно сказать, краеугольный камень их пророческого самосознания - к самым видениям и откровениям, к экстатическим состояниям, которые, по его убеждению, у некоторых были явлением чисто субъективного происхождения, самообманом, а вовсе не знаком божественного вдохновения. Конечно, в своей личной внутренней жизни пророк умел различать свои мысли и откровения от Бога (ср. 42:7), но все-таки он не придавал значения описанию этих видений, на которых и ложные пророки основывали свое право проповедовать от имени Иеговы.