От Матфея 27:48
(От Марка 15:36; От Иоанна 19:28, 29). У Матфея и Марка не вполне ясно, почему, услышав, что Иисус Христос зовет Илию, один из стоявших (евангелисты не говорят, кто именно; вероятно, римский воин) тотчас побежал и дал Иисусу Христу пить. Но это вполне ясно у Иоанна. Так как рассказ От Иоанна 19:29 вполне совпадает по смыслу с От Матфея 27:48 и От Марка 15:36, то отсюда можно заключить, что слово Иисуса Христа «жажду» (От Иоанна 19:28) было действительною причиною поднесения Ему «уксуса», или кислого виноградного напитка, который по латыни назывался posca, - почти соответствует нашему «квас», - приготовлялся из винограда и был обыкновенным питьем римских воинов. Но если «квас» или кислое питье (οξος - слово встречается в Новом Завете только здесь у Матфея и параллелях, и еще От Луки 23:36), находился здесь потому, что был нужен римским воинам для утоления их жажды, то нелегко объяснить появление здесь «губки» (σπογγος У Матфея, Марка и Иоанна). Думали, что губки, вероятно, были здесь под рукой именно для той цели, чтобы давать пить осужденным, когда бы это потребовалось. Со стороны воина, поднесшего губку с питьем к устам Христа, это было актом милосердия. Но другие воины, по-видимому, начали осмеивать его поступок, и повторяли то, что сделал один, причем говорили: «если Ты Царь иудейский, спаси Себя Самого» (От Луки 23:36, 37). Нет надобности принимать, что это подношение воинами питья было одинаково с тем, которое совершено было пред распятием. Иисус Христос принял этот напиток (От Марка 15:23). Но мнение, что Он, отведав питья, просил его и еще, ничем не подтверждается.