От Матфея 27:24
Рассказа об этом нет у других евангелистов. Причины такого поступка Пилата поэтому не вполне ясны. Вероятнее всего объяснять дело тем, что народные крики заглушали его речь. Тогда он прибегает к наглядному способу объяснения, который был понятен иудеям. Можно предполагать, что когда Пилату подали воды, то в толпе сразу же воцарилось молчание, как это обыкновенно бывает при обращении к наглядным разъяснениям. Толпа не знала, что будет дальше, и на мгновение притихла, так что объяснительные слова Пилата могли быть слышны всем. - Ουδεν ωφελει - подлежащее (не выраженное) он, а ουδεν винит, падеж. Ср. От Иоанна 12:19. Поэтому буквальный перевод: он не помогает ничему, т. е. ничего не может достигнуть вследствие народного шума, и его возражения только увеличивают этот шум и смятение. Пилат умывает руки на виду, пред всем народом. «В крови Праведника Сего» - слова Праведника нет в кодексах BDabff Сиросинайском и у Оригена; но оно встречается во многих других кодексах, между прочим, в Синайском и Пешито, Вероятнее чтение: απο του αιματος τουτου - т. е. в крови этой. В греческом слово αθωος... употребляется без предлога απο, и евангельское выражение αθωος... απο... есть гебраизм, причем απο соответствует еврейскому мин (от). «Смотрите вы» - formula rejiciendi, формула отрицания, отвержения; лучше переводить будущим временем - не «смотрите вы», а «вы увидите» (слав. правильно: «вы узрите»; Вульг. vos videritis; нем. ihr werdet zusehen; но у Лютера повелит. sehet ihr zu). Пилат хочет сказать, что народ увидит его невиновность. - Подлинность этого стиха некоторыми подвергается большим сомнениям. Обычай омовения рук «для очищения от смерти» существовал и у язычников; но у них омовения совершались после смерти. То омовение, которое совершено Пилатом, было чисто иудейским обычаем, который основывался на Второзаконие 26:6-8, ср. трактат Сота 9:6; Исаия 25:6; 72:13. Слова Пилата есть почти буквальное повторение 2-я Царств 3:28. «Чтобы римский правитель так сильно усвоил себе иудейский способ выражения и образный язык - это невероятно; и еще невероятнее то, что он так немужественно отклоняет от себя ответственность за произнесенный приговор». Но предполагать, что Пилат совершенно был незнаком ни с какими иудейскими обычаями, также невероятно, - тем более, что жена у него, может быть, была иудеянка или иудействующая (в Ев. Никодима, гл. 2, Пилат говорит иудеям: οιδατε οτι η γυνημου θεοσεβης εστιν, και μαλλον ιουδαιζει συν υμιν. Λεγυσιν αυτω. Ναι, οιδαμεν - вы знаете, что жена моя благочестива и много иудействует с вами. Говорят ему: да, знаем). Но если даже не предполагать всего этого, то и в таком случае нельзя утверждать, что Пилат не мог совершить омовения пред народом. Это такой акт, который мог быть совершен всяким. Омовение Пилата не настолько соответствует Второзаконие 21:6 сл. и 2-я Царств 3:28, чтобы говорить, что Пилат действовал на основании законного предписания или повторял библейские выражения. Самое вероятное предположение то, что он в настоящем случае применился к иудейским обычаям, о которых было ему известно. Что касается «ответственности», то Пилат, по-видимому, о ней пока не думает, потому что крестная смерть Христа, по крайней мере, в глазах Пилата, теперь еще не была окончательно решена.