От Матфея 27:22
(От Марка 15:12, 13; От Луки 23:20, 21). «Ему» после «говорят» нет в лучших кодексах. Из сообщений евангелистов не видно, чтобы раньше речь шла о кресте. Народные начальники желали только казни Иисуса Христа, о чем и просили Пилата; но сомнительно, желали ли они именно крестной казни. Если бы они желали ее раньше, то для нас не вполне понятен был бы вопрос Пилата, что же ему делать с Иисусом, называемым Христом. Заявления народа о крестной казни послышались как-то внезапно и неожиданно. Рассказ, по-видимому, не полон, и в нем не сказано о некоторых мелких подробностях. Может быть, из слов Пилата или же из слухов о содеянных раньше Вараввою преступлениях народу было известно, что Варавва должен быть осужден именно на крестную казнь. Crucem meritus erat Barabbas. Напоминание о Варавве народу Пилатом сразу же изменяет все положение дел. Если не просить об освобождении Вараввы, то он будет распят. Лучше его избавить от такой казни. Пусть Иисус, называемый Христом, вместо него примет крестную казнь! Пусть именно Он будет распят вместо Вараввы! И, таким образом, крик «да распнется» начал повторяться возбужденной и разъяренной толпой, которая свирепела все больше и больше под влиянием первосвященников и старейшин. Слово σταρωθητω (да распнется) - на еврейском - краткое, страшное и возбудительное, - начало проноситься с одного конца до другого среди возмущенной толпы. Кричали παντες ουκ οι οχλοι μονοι, αλλα και οι πρεσβυτεροι (все, не только народы, но и первосвященники и старейшины - Зигабен). - После ποιησω (сделаю) два винительных τι и Ιησουν τον λεγομενον Χριστον; такие обороты свойственны греческой речи (ср. Ксеноф.; Кироп. 3:2, 15 - ουδεπωποτε επαυοντο πολλα κακα ημας - вместо ημιν - ποιουντες).