Малахия 4:5
Чтобы привести евреев к послушанию закону, Господь пошлет еще особого увещателя, или вестника, как сказано уже было в 1-м стихе III-й главы. Но кого разумел пророк Малахия под этим увещателем - Илиею-пророком? Иудеи видели здесь предсказание о действительном пришествии, известного из истории Ветхого Завета, пророка Илии, который снова должен явиться на землю и именно к ним, иудеям, пред пришествием Мессии (см. От Матфея 17:10, 11; 11:14; 16:14; От Иоанна 1:21). Это верование иудейское отразилось и в переводе рассматриваемого стиха у LXX-ти, которые вместо выражения «Илию пророка» поставили «Илию Фесвитянина», т. е. известного из истории пророка Илию, родом из Фесвы. По толкованию Самого Господа Иисуса Xриста и Евангелистов, под Илиею здесь нужно разуметь, прежде всего, Иоанна Предтечу (см. От Матфея 17:10-13; От Луки 1:17), т. е., следовательно, Илию в переносом смысле этого слова, пророка в духе и силе Илии. Наконец, по общему, почти, толкованию отцов и учителей Церкви, здесь, кроме указания на Иоанна Предтечу, который был предтечею первого пришествия Xриста, есть указание и на действительное пришествие известного пророка Илии, который явится на землю пред вторым пришествием Xристовым (Злат., Феодорит и др.). Так как этот «Илия пророк» должен явиться пред «днем Господним великим и страшным», то, очевидно, его следует отождествлять с тем «Ангелом» или вестником, который также явится пред судом Божиим и о котором сказано в 1-м стихе III-й главы, где несомненно речь идет об Иоанне Предтече. Поэтому, с экзегетической точки зрения, нужно признать более правильным то объяснение, какое давалось этому месту в первые времена христианства (кроме Евангелистов к Иоанну Предтече относил это место св. Иустин Философ). Да, здесь пророк имеет в виду пророка в духе и силе Илии, т. е. Иоанна Крестителя, и называет его Илиею в том же смысле, в каком Иеремия называл будущего правителя израильского «Давидом» (Иеремия 30:9; ср. Иезекииль 34:23). И сами отцы и учители Церкви не отвергали такого объяснения. Но, в то же время, нет препятствий принять и то их толкование, по которому здесь может находиться предуказание и на личное появление Илии пред вторым пришествием Xристовым. Как и в отношении ко всем мессианским пророчествам, здесь можно приложить тот способ объяснения, по которому почти каждое пророчество может быть изъясняемо в отношении и к ближайшим событиям, и к событиям, которые должны совершиться в конце времен. Сопоставляя же рассматриваемое место с Откровение 11:3-13, отцы Церкви имели еще более оснований к тому, чтобы истолковать пророчество Малахии об Илии-пророке как относящееся не только к Иоанну Предтече, но и к действительному пророку Илии.