Даниил 9:27
На последнюю, т. е. семидесятую седьмину падает "утверждение завета для многих". Слово "завет" (евр. "берит") употребляется в Священном Писании для обозначения союзов между народами (Иисус Навин 9:6 и д.), отдельными лицами (1-я Царств 18:3; 23:18 и т. п.), но чаще всего, а в книге пророка Даниила по преимуществу (9:4; 11:22, 28, 30, 32), для обозначения завета, - союза Бога с людьми. Отмеченное же выше (ст. 26) отвержение народа еврейского за убийство Месcии должно было говорить пророку Даниилу, что под этим заветом разумеет не прежний союз Бога с евреями, а новый, вечный завет, о котором предсказывали близкие к нему по времени жизни пророки - Иеремия (31:31-34; 32:40-41) и Иезекииль (16:60, 62; 34:25; 37:26). Завет будет утвержден "для многих". Так как откровение дано Даниилу по поводу его молений о своем народе и касалось судьбы этого последнего (ст. 24), то под "многими" естественно разумеются "многие" из народа еврейского. Не вся нация вступает в новое общение с Богом: из нее вышли убийцы Мессии, и массе народа откровение возвещает за это отвержение и гибель (ст. 26). И действительно, по свидетельству кн. Деяний Апостольских, не все евреи, а только "многие" из них уверовали в Иисуса Xриста и сделались членами новозаветной церкви. К ним принадлежат 3 000 человек, обратившихся ко Xристу в день Пятидесятницы (Деяния 2:5, 41), 5 000 иудеев после чуда Апостола Петра и его проповеди в храме (Деяния 4:4). Остальная масса настолько враждебно относилась к христианству, что после убиения святого Стефана верующие рассеялись по Иудее и Самарии (Деяния 7:58-59; 8:1), и апостолы перенесли проповедь к язычникам (Деяния 8:26, 27, 38). Установление "Нового" Завета делает ненужным, излишним существование прежнего "Ветхого". Он отменяется; отменяются вместе с ним и те внешние формы, в которых он обнаруживался и проявлялся. И так как сущность Завета состояла в примирении человека с Богом, а это последнее достигалось через жертвы (Левит 17:11), то с отменой Ветхого Завета отменяются и они: "в половине седьмины прекратится жертва (евр. "зебах" - жертва кровавая) и приношение" (евр. "минха" - жертва бескровная, хлебное приношение). Но ветхозаветные жертвы утратили значение искупительных средств только ввиду жертв Иисуса Xриста, Который "со Своею кровию однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (К Евреям 9:12). Поэтому и выражение: "в половине седьмины прекратится жертва и приношение", является указанием на крестную смерть Иисуса Xриста, которая, по откровению, должна падать на половину последней семидесятой седьмины, или, что то же, должна иметь место через 3 1/2 года после Его выступления на общественное служение. По мнению большинства толкователей, смерть Иисуса Xриста совершилась в 30 г. нашей эры: в этом году 15-ое Нисана, - день, в который евреи вкушали пасху, и в который был распят Xристос, попадало на пятницу (От Марка 15:42; От Луки 23:54, 56; ср. От Матфея 27:62; 28:1). Общественное служение Спасителя продолжалось приблизительно 3 1/2 года. Дальнейшие слова откровения в еврейском тексте читаются так: "ве ал кенаф шиккуцим мешомем". "Кенаф", от глагола "канаф" употребляется в значении "крыло", а потом в образном значении - край предмета или пространства: край одежды (Числа 15:38; 1-я Царств 24:5, 12), край, граница страны (Иов 37:3; 38:13; Исаия 11:12). "Шиккуцим" - множественное число от существительного "шиккуц" - мерзость (Даниил 11:31; 12:11), и "мешомем", - причастная форма от глагола "шамем", - опустошающий, опустошитель. В еврейском тексте "шиккуцим" является определением слова "кенаф", а подлежащим становится "мешомем". При подобной конструкции вся фраза должна быть переведена так: "и на крыле мерзостей появится опустошитель". Так и передают еврейский (мазоретский) текст, Сирийский перевод (Пешито): "и на крылья мерзости опустошитель", Акила и Симмах: "και επι της αρχης των βδελυγματων ερημωυησεται". Другие переводы подлежащим считают "шиккуцим", а "мешомем" определением к нему. Так LXX переводят: "και επι τον ιερον βδελυγμα των ερημωσεων εσται"; Вульгата: "et erit in tempto abominatio desolationis"; русский синодальный: "и на крыле святилища будет мерзость запустения". Что касается объяснения данного места, то оно не отличается разнообразием и устойчивостью. Большинство древних толкователей разумели под "мерзостью запустения" статую языческого бога или изображения римского императора, поставленные в Иерусалимском храме незадолго до его разрушения. Блаженный Феодорит и Евсевий Кесарийский думали, что изображение Кесаря внесено было в храм Пилатом; Иоанн Златоуст говорит об изображении, поставленном в храме Адрианом; Климент Александрийский утверждает, что Нерон поставил мерзость во святом городе Иерусалиме, и Василий Селевкийский, - что это было сделано Гаием. Но подобные объяснения не оправдываются историей: она не знает случая поставления в Иерусалимском храме изображения римского императора. Из истории известно лишь, что Пилат распорядился поставить в Иерусалимском Иродовом дворце священные щиты с изображением императора, но по приказанию Тиверия они были сняты. В царствование Калигулы Иерусалимскому храму действительно грозило осквернение: им дан был правителю Иудеи Петронию приказ поставить в храме статую императора; но последний не исполнил распоряжения. В отличие от поименованных отцов и учителей церкви Ориген разумеет над "мерзостью запустения" римское войско. Наконец, некоторые, как, напр., Евсевий Кесарийский, разумеют под "мерзостью запустения" сам Иерусалимский храм. По его словам, с тех пор, как умер Xристос, и разорвалась завеса храма, у иудеев была отнята жертва и возлияние, и началась в храме мерзость запустения. На это указал и Xристос словами: "Се, оставляется вам дом ваш пуст". (От Матфея 23:38). Того же самого взгляда держится и блаженный Феодорит. "Через жертву крестную, говорит он, не только прекратится та (подзаконная) жертва, но и мерзость запустения будет дана на святилище, т. е. оно, прежде чтимое и приводившее в трепет, сделается запустевшим". Придерживаясь данного толкования, рассматриваемое выражение перефразируют так: "на границы храма (= "крыло мерзостей") придет опустошитель", т. е. на границах оскверненного города и храма появится всеопустошающее войско, - римские легионы (А. Рождественский. Откровение Даниилу. с. 151-155). По смыслу от еврейского чтения, чтения LXX и Вульгаты: "и в храме будет мерзость опустошения". Исполнение этого предсказания видят в нашествии на Иерусалим римских войск. Начавшиеся при прокураторе Гесоя Флоре в 66 г. по Р. X., они закончились разрушением города и храма при Веспасиане в 70 г. Римляне, исполнители божественного приговора о разрушении Иерусалима и храма, доведут его до конца: "и до конца приговор изольется на опустошенное" (точный перевод еврейской фразы: "ве ад кала венехераца типах ал шомем").