Даниил 9:26
По истечении второй части периода седьмин "будет предан смерти Xристос". Определяющий время совершения данного события еврейский предлог "ахарей" - "после", "вслед", "за" - указывает только, что те происшествия, о которых говорится дальше, случились не ранее конца 62-х седьмин, но не представляет точной даты: они могли случиться и непосредственно после 62-х седьмин и через известный промежуток времени после них. Точное определение времени убиения Мессии дано в 27 ст. Равным образом хотя откровение и не говорит прямо, кем Он будет убит, но судя потому, что последствия смерти Xриста скажутся на народе еврейском, виновником убиения Помазанника являются евреи. О первом из этих следствий говорит еврейское выражение: "beein Ιο". Передаваемое в переводах то с буквальною точностью (Акила: "και ουκ εστιν αυτω"; Симмах: "και ουχ υπαρξει αυτφ"), то с изменениями, представляющими своего рода объяснение (70: "και ουκ εσται", подразумевая подлежащим при "εσται" - "χρισμα"; откуда и синодальное "и не будет"; Феодотион: "και κριμα ουκ εστιν εν αυτω"; из которого славянское: "и суд не будет в нем"; Вульгата: "et non eritejus populus qui eum negaturns est" = "и народ уже не будет Его (народом), так как он отречется от Него"), равным образом и различно толкуемое, рассматриваемое выражение значит: "и не будет ему". Судя по контексту, подлежащим при "не будет" подразумевается Мессия, а местоимение "ему" относится к народу еврейскому. При подобном переводе вся фраза: "и Мессия не будет для него", т. е. для народа еврейского, говорит об отвержении народа еврейского, как первом следствии убиения им Мессии. Подобное понимание высказано в латинском переводе рассматриваемого места (см. выше), и такого же взгляда держится Ефрем Сирин (см. Рождественский. Откровение Даниилу, с. 113 и д.). Вторым следствием убиения Мессии будет разрушение города и святилища народом князя пришедшего. Разрушение Иерусалима и храма приписывается не вождю, а его народу. Эта подробность заставляет экзегетов думать, что в откровение имеет в виду завоевание Иерусалима Титом в 70 г. после Р. X. Он, как известно, хотел пощадить храм, давал об этом несколько приказаний своим солдатам, но они на этот раз ослушались его. Случайно брошенная одним воином головня зажгла храм, и никакие усилия не могли остановить пожара. С разрушением города и храма, - центров гражданской и религиозной жизни евреев, наступит конец политически-церковному строю народа иудейского: "и конец его будет, как от наводнения". Точнее с еврейского: "псекиццо багишетеф" - "и конец его в потопе". Глагол "шатаф", от которого происходит существительное "шетеф", употребляется у пророка Даниила в образном значении войска, наводняющего завоеванную землю и все потопляющего на ней (11:10, 22, 26). Римские войска хлынут на Иудею, как волны потопа на землю (ср. Исаия 28:2), и все снесут. Xотя нашествие римлян и подобно всесокрушающему потопу, но оно вызовет сопротивление евреев, будет сопровождаться постоянной войной: "до конца - война". Эта последняя будет вызвана не человеческими соображениями, а явится результатом божественного определения: "определение, об опустошениях". Синодальное чтение: "и до конца войны будут опустошения", не передают из соответствующей еврейской фразы: "ве ад кец мильхама нехерецет шомемот", слова "нехерецет" - определение. Всю фразу передают так: "до конца - война", определение об опустошениях. Xронологические даты ст. 25 прерываются в ст. 26 указанием на убиение Мессии и следствия его по отношению к народу еврейскому. В ст. 27, как увидим ниже, откровение вновь возвращается к хронологии мессианского времени. Причина подобного явления заключается, как думают, в следующем. Евреи склонны были "ждать Мессию", как славного земного царя, имеющего восстановить и возвеличить их земное царство и подчинить им остальные народы. Этой мысли мог благоприятствовать 25 ст., называющий Мессию "князем" и говорящий о восстановлении Иерусалима, как крепости. Ввиду этого, чтобы отнять у Даниила возможность разуметь под мессианским царством земное еврейское царство, ему прямо и указывается то, что лучше всего говорит о неверности подобного понимания: отвержение Мессии народом еврейским и последствия этого. И только после этого речь вновь возвращается к хронологии мессианского времени (А. Рождественский. Откровение Даниилу, с. 133-134).