Бытие 49:22
Если в величественном благословении Иуде говорило божество, внушение Иакову, то теперь, в благословении любимца Иосифа, уже раз благословенного им в лице сынов, проявляется привязанность сердца Иакова к Иосифу. Особенно изящная форма, в которой выражено это благословение, которым, однако, Иаков не возвышает Иосифа над Иудой и не уделяет первому обещанных последнему высоких духовных благ, а блага главным образом материальные, объясняется исключительным положением Иосифа между братьями, как благодетеля их и «князя» (ст. 26). Иосиф здесь является: 1) плодоносным деревом (евр. porat - намек на имя Ефрем: повторение - указание на 2 колена от Иосифа), простирающим свои ветви и над истиной - над своими и чужими, евреями и египтянами (ст. 22), 2) при всех бедствиях (лично пережитых Иосифом и предстоящих его коленам, особенно Манассиину, из которого, напр., был Гедеон) несокрушимой твердыней, укрепляемой тем же пастырем-Богом, который с Иаковом (48:15); по некоторым, здесь - пророчество об ефремлянине Иисусе Навине; 3) любимцем отца, который преподает ему благословения: а) небесные свыше, т. е. росу и дождь (ср. 27:28); б) благословения бездны - почвы, орошаемой водами; в) благословения сосцов и утроб - обилие молока и скота (ст. 25); 4) князем (nazir «коронованный») между братьями - лично и в потомстве (дарственное Ефремово колено, ст. 26).